Герои — наши земляки. Василий Алексеевич Балебин

На счету Василия Алесеевича Балебина — более пятисот боевых вылетов, 16 потопленных транспортов и кораблей врага, 9 сбитых вражеских истребителей.

Он из деревни Павловское Истринского района. Родился 28 февраля 1908 года. Русский. Член партии с 1932 года.

В 1923 году окончил семилетку, поступил работать. По спецнабору призван в армию, в 1933 году его направили в Ейскую школу лётчиков Военно-морского флота, после окончания которой служил на Балтике. Василий Алексеевич участвовал в боях против белофиннов.

Великую Отечественную войну встретил на аэродроме Клобица. Уже на второй день вместе с боевыми товарищами летал бомбить фашистские колонны. 

Василий Алексеевич Балебин на фронте был отважным лётчиком, не щадил себя, летал на своём бомбардировщике в любых условиях, днём и ночью. Его отвага, смелость, героизм рождали успехи — иногда каждый день.

Данные из наградных документов Василия Балебина:

      10.07.42. Торпедировал транспорт противника водоизмещением в 3000 тонн.
      11.07.42. Потопил сторожевой корабль водоизмещением в 400 тонн.
      12.07.42. В составе звена ведущим Балебиным бомбовым ударом потоплен сторожевой корабль.
      15.07.42. Потоплен транспорт водоизмещением 5000 тонн.

Это не просто везение. На первом плане тут боевое мастерство пилота, точный расчёт, уверенность в себе.


    

Если в части возникала необходимость выполнить какое-то особо важное задание, то его, как правило, поручали только Балебину. Верили: он всё сделает как надо!

Вот только один из таких примеров. Воздушная разведка Балтфлота точно установила местонахождение баз и аэродромов противника, с которых он совершал налёты на Ленинград. Казалось, остаётся только одно: нанести удар по ним, уничтожить самолёты на земле, вывести из строя взлётно-посадочные полосы. Но командование знало и другое: гитлеровцы широко использовали тактику устройства ложных аэродромов. Демонстративными взлётами с таких площадок враг отвлекал внимание от действующих аэродромов. И вот требовалось точно определить, с каких именно аэродромов наносятся удары по Ленинграду, чтобы блокировать их.

В то время гвардии капитан Василий Балебин был в должности заместителя командира эскадрильи. Он и отправился на задание.

Так как самолёту Балебина предстояло "висеть" в воздухе неопределённо долгое время, то заправили его бензином до пробок. В воздухе бомбардировщик летал от одной площадки до другой. Потом обратно. Долго так продолжалось. Зенитная артиллерия противника молчала. Ни один навигационный огонёк не прорезал тёмное январское небо.

Но в какой-то момент Балебин неожиданно заметил на фоне заснеженной земли выхлопные огни. Снизившись, советский самолёт сбросил на подозрительное место бомбу. Что тут началось! Безжизненный аэродром сразу отозвался яростным огнём зениток. «Вот она, та база, откуда вылетали на Ленинград "Юнкерсы!"» — решил Балебин.

После того как секрет противника с аэродромом был разгадан, Балебин понял: одному ему не разрушить аэродром, если бы даже его машина несла не тонну, а несколько тонн бомбового удара. Да он и не преследовал этой цели. Наш земляк стремился к другому: не дать возможности самолётам противника вылететь на очередную бомбёжку Ленинграда. Но если фашистские стервятники решатся взлететь, то тогда Балебин даст им прикурить — пустит в ход и остаток бомб, и пулемёты.

У командира экипажа нервы были крепкими, выдержки ему хватало. Он кружил и кружил на воздушном пятачке, хотя зенитки в любую секунду вновь могли обрушить огонь на него.

Так и прошла вся ночь. Стервятники не осмелились подняться в воздух, хотя у них вместе с бомбардировщиками были и истребители. Только когда на востоке побелело небо, экипаж Балебина сбросил на аэродром те бомбы, которые у него ещё оставались, и улетел на свою базу. Шесть часов продержались наши лётчики в воздухе и с честью выполнили сложнейшую боевую задачу — не дали врагу возможности вылететь в Ленинград с бомбами. А вражескому аэродрому, теперь точно установленному, потом крепко досталось.

В практике Балебина много было таких моментов, когда смерть прямо в глаза смотрела отважному пилоту. Об одном из них расскажем.

Это случилось в первый меесяц войны. Шесть наших бомбардировщиков нанесли удар по вражеским эшелонам на железнодорожной станции Дно. После этого пять самолётов повернули к фронту, домой, а шестой, управляемый Балебиным, как условились на земле, полетел на разведку по маршруту Гдов-Псков-Порхов.

И вдруг у деревни Красные Шимы Осьминского района одинокий бомбардировщик атаковали сразу шесть "Мессершмиттов". Они и так и этак терзали самолёт, прошивали его пушечно-пулемётным огнём. Балебин круто маневрировал. Высоты при этом не набирал, чтобы не дать врагу атаковать снизу. В какую-то долю секунды стрелок-радист, воспользовавшись удачным маневром Балебина, всадил меткую очередь в "Мессершмитта". Одним врагом стало меньше. Через минуту и штурману удалось сбить второй вражеский истребитель.

 Однако и на борту бомбардировщика потеря — убит стрелок-радист. Теперь в экипаже остались двое, пилот и штурман. "Будем маневрировать ещё резче", — предупредил командир своего штурмана. Но не мог штурман поддержать Балебина огнём — кончились патроны.

А гитлеровцы тем временем осмелели: накручивали атаку за атакой. Вскоре и штурман был убит. А тут ещё беда — пробита бензосистема, загорелся левый мотор. Сбить пламя не удалось. Балебин взглянул на альтиметр: высота — 300 метров. Спасти мог только парашют. Когда лётчик покинул самолёт, до земли оставалось не более двухсот метров. Рванул за кольцо. Несколько метров лётчика протащило по траве. Слышались последние очереди преследователей.

Наконец всё смолкло... Балебин осмотрелся. Кажется, цел. Без ран, без серьёзных ушибов. Он понимал: находится на занятой врагом территории. По прямой до линии фронта — не более сотни километров. Тренированному человеку — двое суток ходу.

И всё-таки Василий Балебин и в этой ситуации выжил. До своих он добрался не через двое суток, а через месяц с небольшим. Товарищи сразу набросились с объятиями: "Балебин? А мы тебя в живых уже не числили..."

Нашего земляка ждали новые боевые задания, новые бои.

 Командование решило представить Балебина к званию Героя Советского Союза. Аттестации — самые лучшие. Командир 1-го Гвардейского минно-торпедного авиационного полка Герой Советского Союза Челноков писал: "Смелый, решительный, инициативный, выносливый воздушный боец. За успешную боевую работу и проявленные при этом мужество и геройство заслуживает высшей правительственной награды — звания Героя Советского Союза".

Командир 8-й авиационной бригады военно-воздушных сил Краснознаменного Балтийского флота гвардии полковник Преображенский: "Товарищ Балебин торпедными ударами утопил пять кораблей противника. Им удачно торпедировано ещё два корабля, которые, предположительно, утонули. Это им сделано благодаря беззаветной храбрости и геройству. Все атаки произведены с минимально коротких дистанций. За мужество, доблесть и геройство достоин присвоения звания "Герой Советского Союза".

Командующий военно-воздушными силами Краснознаменного Балтийского Флота генерал-майор авиации Самохин: "За мастерские удары по транспортам и боевым кораблям противника и проявленные при этом мужество и героизм достоин присвоения звания "Герой Советского Союза".

Командующий Краснознаменным Балтийским Флотом вице-адмирал Трибуц и член Военного совета КБФ корпусной комиссар Смирнов:
 "За торпедные удары по транспортам и боевым кораблям врага, в результате чего противнику нанесён большой ущерб в людях и технике, за проявленные при этом геройство и мужество, Военный совет Краснознаменного Балтийского флота ходатайствует о присвоении гвардии капитану Балебину Василию Алексеевичу звания Героя Советского Союза".

Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР 2 февраля 1943 года Василию Алексеевичу Балебину было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и Золотой Звезды.

  

Биографию нашего земляка существенно дополняет и раскрывает письмо его брата, Владимира Балебина. Меня познакомили с этим письмом в Снегирёвском музее.

Оказывается, наш уважаемый и заслуженный земляк вырос в семье, где было двенадцать детей. Его мать Анна Панфиловна удостоена звания "Мать-героиня". 

В конце войны, будучи уже Героем Советского Союза, майором Советской Армии, Василий Алексеевич в смертельном воздушном бою был тяжело ранен в голову. Самолёт приземлил в бессознательном состоянии. Очнулся только в госпитале после операции, в результате которой извлекли вражескую пулю.

На госпитальной койке В. А. Балебин пролежал долго. Летать уже больше не мог. В 1948 году он демобилизовался. Но не сдавался, не отходил от активной жизни. Был командиром роты в Ленинградском высшем мореходном училище, работал в научно-исследовательском институте. Потом переехал в Москву.

Вместе с женой Лидией Федоровной они воспитали сына и дочь. Сын Валентин, как и его отец, стал военным: окончил училище имени Фрунзе, свою службу закончил в звании полковника. Дочь — Русова Екатерина Васильевна — живёт в Ленинграде.

Н. Гребенщиков

Опубликовано по материалам клуба «ИСТОК».

Фотоматериалы и копии документов предоставлены Сергеем Лавренко.


Поделитесь историей

Герои – наши земляки. Алексей Михайлович Решетов Участники Великой Отечественной войны вспоминают о контрнаступлении советских войск под Москвой
  • Аватар
    Карион
    Понедельник , 06 дек. в 14:57
    0
    Ответить

    Спасибо за отличное исследование! Вот это настоящий герой! Жаль, что сейчас в почете иные герои.  Страна, в которой зациклены на "штопанных лицами" Успенской и Лободе, обречена на духовное вымирание...

Обсудить

Аватар