Герои – наши земляки. Павлов Сергей Михайлович

Сергей Михайлович  Павлов — единственный танкист среди наших героев-земляков. Родился он 29 сентября 1920 года в деревне Глинки под Истрой. По национальности русский, коммунистом стал на фронте в феврале 1942 года.

1943 год

 
В 1938 году досрочно, добровольцем, пошёл в армию и поступил в Орловское Бронетанковое училище. Великую Отечественную войну встретил командиром танкового взвода в звании лейтенанта. В бою был уже в шесть часов утра 22 июня. Сражался на границе под Львовом, защищал Киев, Москву, Воронеж, Сталинград. Из 11603 человек, ставших за войну Героями Советского Союза (по данным на 1 сентября 1948 года), он был в числе первой тысячи, об этом говорит номер его Золотой Звезды - 979. Звание Героя Советского Союза присвоено приказом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1943 года.

      Несмотря на тяжелое ранение (он остался без ноги), наш земляк окончил Академию бронетанковых войск Советской Армии и прослужил в войсках сорок лет. В отставку ушел в мае 1978 года. умер 19 ноября 2004 года в Москве. Похоронен на кладбище у родной деревни Глинки. 4 мая 2014 года, на родине Героя Советского Союза С. М. Павлова, в деревне Глинки ему установлен бюст.

                                                                                               1

      Мы встретились с Сергеем Михайловичем в его небольшой, но уютной московской квартире. Подкупали простота, общительность, обаяние, эрудиция собеседника. Обложившись документами и фотографиями из личного архива Сергея Михайловича, книгами, к которым он имеет прямое отношение, мы с головой окунулись в воспоминания о пережитых днях на фронте, о жизненном пути земляка-героя.


      ...Сергей Павлов ещё на школьной скамье видел себя танкистом. Его воображение покоряла сказочно грозная машина — танк, он был влюблен в красивую форму танкиста, командира. Поэтому, закончив девятый класс истринской средней школы имени Чехова, Сергей собрал необходимые документы и направил их в Орловское бронетанковое училище. Математика и физика на вступительных его не пугали. Разве только сочинения немножко побаивался.

      Пришло время — поехал сдавать экзамены. Желающих поступить в это училище было много, поэтому отбирали будущих курсантов строго. Особенное внимание уделялось физическому развитию парней. Для них устроили даже пятикилометровый кросс по бегу. Сергею повезло: всё сдал. Даже с сочинением неплохо справился. А что касается кросса, то Павлов оказался в пятёрке самых быстрых бегунов — дала себя знать увлечённость футболом: он ведь был отменным капитаном глинковской мальчишеской команды.


      В училище ему сказали: "Вы зачислены, ждите вызова. Занятия — с первого сентября!"

      Радость распирала грудь. Всем сверстникам отвечал без запинки: "Сдал!.. Зачислен!"

      Но тут произошёл непредвиденный конфуз: подошёл сентябрь, а вызова из училища парень не получил. Мать стала уговаривать идти в десятый и продолжать учиться. Кстати, она не особенно одобряла выбор сына стать танкистом. Ничего не поделаешь, пошёл. Как тут навалились на него одноклассники:


      - А-а, обманщик пришёл. А говорил: "Сдал!.. Зачислили..."

      Но вскоре всё повернулось к лучшему: вызов из училища, хоть и с недельным опозданием, но пришёл!
      И Сергей уехал.


А на следующий год на каникулы вернулся таким франтом, что все завидовали. Военная форма на нём сидела, словно влитая. С наганом — тогда курсанты носили личное оружие при себе. Репутация у парня среди сверстников стала выше прежней.

                                                                                                 2

      Два года в училище пролетели быстро. Вот уже все выпускники застыли в строю. В их петлицах сверкали эмалью лейтенантские кубики. Начальник училища комбриг Чернявский зачитывает приказ Наркома Обороны об их назначении в танковые части. Лейтенант Сергей Павлов был назначен командиром взвода тяжёлых танков в 19-й полк 110-й танковой дивизии.      Небольшой городишко Злочев за Львовом встретил Павлова обилием зелени, убранными улицами. С квартирами было туго. Но много ли надо холостяку, он устроился на "частную". В полку принял взвод тяжёлых танков "Т-35". Это пяти-башенные стальные громадины. Каждая такая машина была вооружена тремя пушками -"сорокапятками", пятью пулемётами. Экипаж танка состоял из одиннадцати человек. Во взводе — три танка. В этой боевой семье и застала нашего земляка война.
      
      - Я тогда не ожидал, что так внезапно рухнет вся наша мирная жизнь, — рассказывает Сергей Михайлович. — В тот вечер, с субботы на воскресенье 22 июня сорок первого, мы, молодёжь, допоздна были на танцах. На квартиру возвращался за полночь. Тишина стояла невероятная. Лёг — и словно провалился: в молодости засыпал быстро.

      И вдруг — мощные, сотрясающие землю взрывы. Сразу мысль: "Бомбят!" Мгновенно вскочил. На часах — 4.00. Собрался — и вихрем в полк. В разных местах городка дымились воронки. Но танки как стояли, так и стоят, зачехленные брезентами на открытой площадке. Повезло им.

      Кому и как действовать по тревоге, все знали. С места сорвались быстро. И сразу на границу. В шесть утра танкисты уже вели бой. В самое пекло попал тогда батальон быстроходных танков 19-го полка. Одни сгорели прямо в танках, другие погибли от артогня противника. Так что в обед уже хоронили многих своих боевых товарищей.

      Одиннадцать дней танкисты держались на границе. Ни на шаг не отступили. А тут вдруг приказ: "Отходить на Львов". Многие недоумевали: почему? Ведь бьём же немцев? Только потом танкисты поняли, что враг оказался у них в тылу, угрожал Львову.


      Взвод Павлова в этих боях потерял две машины. Одна сгорела, другая поломалась. Командир батальона Захар Слюсаренко (впоследствии дважды Герой Советского Союза) приказал лейтенанту Павлову принять обязанности начальника связи батальона, так как предшественник был в отпуске, к началу боевых действий не прибыл!

      Полк отходил с боями. Особенно яростные схватки были под Тернополем, Киевом, в районах Фастова и Белой Церкви. Побывали в окружении, но пробились, вырвались. В конце концов, оказались уже под Тулой.

      Здесь, под Тулой, танкистов ждали большие организационные перемены. 19-й полк был преобразован в 133-ю отдельную тяжёлую танковую бригаду. Танки "Т-35" стали заменять на "КВ", а машины "БТ-7" на "тридцатьчетвёрки". Пополнили бригаду людьми. Комбригом стал Николай Бубнов.

      Из-под Тулы бригада в составе двух танковых и одного мотострелкового батальонов была переброшена под Воронеж. Теперь Павлов был уже адъютантом штаба батальона, хотя в душе мечтал снова попасть на боевое подразделение. И вскоре его мечта сбылась, стал он командиром роты, на вооружении в которой были только танки "КВ" и "Т-34".

      Когда болевым участком на фронте стал Сталинград, 133-ю танковую бригаду перебросили туда. Встретились, как и многие другие танковые соединения Советской Армии, с броневой армадой 4-й танковой армии гитлеровцев во главе с их генералом Готом. На всю жизнь капитану Павлову запомнились места, где проходили кровопролитные бои с врагом. Это ферма № 2 совхоза имени Юркина, разъезд "74-й километр", хутор Вертячий, станции Тингута и Абганерово. И много, много других. Сколько боёв провел тут Павлов, не счесть.

      "Гитлеровцы боялись наших "КВ", — вспоминает Сергей Михайлович. — Сколько было таких моментов, когда они уклонялись от боя в открытой схватке, уходили. Почему? Их машины "Т-1", "Т-2", "Т-З" вели бой на равных только с расстояния 500-600 метров. А мы на "КВ" открывали огонь с километра. Наши снаряды насквозь прошивали броню их танков. А с шестисот метров мы уже прямой наводкой крушили их. Вот они и боялись нас, не вступали в бой с дальних дистанций... Но это, конечно, не значит, что нам не влетало".


      Да, влетало и нашим. Да ещё как! В боях под Сталинградом Павлов потерял три своих командирских танка. Два из них немцы подбили, третий сожгли. Но капитану везло — из пекла выходил живым. Вот что было однажды рассказано на всю страну по Всесоюзному радио сослуживцем Павлова, одним из комиссаров танковых рот бригады (были такие!) Василием Павловичем Карпец:

      "Рассказать я хочу о своём боевом товарище, капитане, командире танковой роты Сергее Михайловиче Павлове. Он воевал умело, бесстрашно, был примером для многих.

В сорок втором под Сталинградом нам приходилось особенно лихо. Стоял жаркий летний день. По приказу командования рота Павлова пошла в яростную атаку. Ей навстречу выползли танки противника. Завязался бой на встречных ракурсах. Лоб в лоб. Без всякого права на отступление. В один из моментов тяжёлый удар потряс машину командира роты. Танк остановился.

"Сёма, проверь" — приказал Павлов механику-водителю. Открыв люк, Семён Кологанов вылез наружу. "Командир, изувечена ходовая... Ремонт невозможен". Все ждали решения командира, все отчетливо понимали, что стали отличной мишенью для противника. Капитан скомандовал: "Приготовиться к бою! Будем биться до последнего... Михайлов, Федорчук - бронебойным!"

Один за другим грохнули выстрелы. Фашистский танк, устремившийся было вперед, дернулся и задымил. "Старшина, береги снаряды, стрелять только наверняка". Эти слова командира относились к Федорчуку. И новое попадание в ненавистный фашистский крест. Вторая победа Сергея Павлова.

Гитлеровцы озверели. Они обрушили лавину огня на неподвижный "КВ". Но броня, сработанная на заводах Урала, надежно защищала танкистов. От непрерывной стрельбы резко подскочила температура. "Градусов 70, — подумал про себя Павлов. Вентиляторы не справлялись с пороховыми газами. Перехватывало дыхание. Но бой продолжался.

Третий вражеский танк, распластав гусеницу, завертелся на месте. "Командир, отходят фашисты-то!.. Не выдержали!" — раздался ликующий голос механика. То был один из эпизодов ратных будней Сергея Михайловича Павлова", — закончил Карпец рассказ о боевом товарище.

Только в боях за Сталинград экипаж командирского танка за период с 9 августа по четвертое сентября сорок второго уничтожил 11 танков, 4 орудия, 3 тягача, 3 автомашины, 115 солдат и офицеров противника. А в целом рота, которой командовал капитан Павлов, за это время уничтожила 47 танков, 43 пушки, 25 автомашин, 19 тягачей, 14 пулемётов, 13 минометов и свыше тысячи солдат и офицеров. Эти данные приведены в наградном листе Павлова, когда его представляли к званию Героя Советского Союза.

                                                                                      3  
       

      А теперь я хотел бы рассказать о последнем бое нашего земляка. Было это 4 сентября того же сорок второго года. На важной высотке под Сталинградом стоял хуторок под названием Ельхи. Раз пять он переходил из рук в руки. Наши ночью возьмут; а днём гитлеровцы отбивают его. Это вывело из себя командующего 64-й армией генерала Шумилова...

По телефону он дал взбучку подчинённым: "Что вы там развели возню с этим хутором?! Немедленно возьмите его и закрепитесь!"

      Этот приказ предстояло выполнить черноморским морякам бригады Мархелевского и танковой роте капитана Павлова. Вечером Павлов отыскал командный пункт бригады, наметили с комбригом план действий, условились о сигналах и решили ночью взять и закрепить за собой злополучный хутор.

      В свою роту капитан возвращался в хорошем настроении. Предстоявшая операция не терзала, и посерьёзнее были — и ничего, справлялись. Справятся и с этой. Вот уже и танки роты. Он направился к своему "КВ". Но когда оставалось каких-то три шага до машины, совсем рядом разорвался снаряд. Капитана сшибло воздушной волной. Обожгло правую ногу: ранение.

Подбежавшие сослуживцы живо перетянули ногу жгутом, наскоро перевязали рану. Павлов вгорячах поднялся, поставил командирам взводов задачу на бой. Моряки уже запустили сигнальные ракеты. Надо выступать. И тут только Павлов понял: силы оставляют его. Озноб, кружится голова, что-то непонятное с памятью, танкисты это заметили.

По цепочке пронеслось: "С командиром плохо!" У Павлова хватило сил, чтобы распорядиться: "Меня ссадить... Танкам — вперед!"

      А дальше началось самое трудное — эвакуация с поля боя. Хорошо, что подвернулась лошадь с телегой. Санитарка довезла его до первой попавшейся санчасти. Там медики сняли жгут, обновили перевязку и на той же лошади отправили к берегу Волги.

Раненых было полно. Их грузили на баркас. Кое-как, с большими трудностями Павлов оказался на противоположном берегу большой реки. Светало. Бой слышался уже слабо. Перед тем, как погрузиться в состав товарняка, Павлова ещё раз осмотрели врачи и сказали: "Поедете в Энгельс". А тут, как назло, налёт "Юнкерсов". Началась бомбежка, обстрел из пулемётов. Многие повыскакивали из вагонов. Наш капитан остался: "Будь что будет!" К счастью, всё прошло благополучно в отношении его. Но вообще-то многих не досчитались.

      В Энгельсе на ногу наложили гипс, так как на ампутацию Павлов не дал согласия. Спустя неделю его навестили семнадцать бойцов родной роты — ехали в Саратов получать новую матчасть и зашли. Первое, что они сообщили, это о хуторе: "Взяли мы его той ночью, товарищ капитан, и взяли навсегда..."

      Проводил Павлов гостей, а у самого на душе муторно: нога горит, температура за сорок. Взялся за пальцы, которых не затрагивал гипс, а с них кожа — чулком. Понял: гангрена. И впал в забытье, словно провалился.

      Когда пришёл в себя, увидел: ноги-то нет! Выше колена отмахнули. Долечиваться отправили в Свердловск. Там и узнал, что стал Героем.

      В Свердловске в сорок третьем его не комиссовали, признали ограниченно годным — тогда армия дорожила каждым офицером. Выписался, поехал в столицу. В Кремле Михаил Иванович Калинин вручил ему Золотую Звезду, орден Ленина. В Москве послали его формировать танковые экипажи для фронта. А потом кто-то из знакомых посоветовал: "Иди-ка ты, дорогой, в Академию бронетанковых войск!"

      И он пошёл. Сдал экзамены, зачислили его на инженерный факультет, успешно закончил его. После работал конструктором, начальником отделения, отдела конструкторского бюро. За работу получил третий по счёту Орден Красной Звезды, звание полковника. В честь 40-летия со Дня Победы награждён орденом Отечественной войны 1 степени, После сорокалетней службы в мае 1978 года уволился в отставку.

                                                                                             4

     

- Сергей Михайлович, — спрашиваю собеседника, — а можно задать вопрос "не по теме"?

- А что ж тут такого — задавайте.

- Как у Вас сложилась личная жизнь?

Павлов улыбнулся, чуточку подумал и ответил: 

- Тут всё просто. В Свердловске мне не только здоровье вернули. Там я среди медицинских работников и спутницу жизни нашёл.



- Вот она — моя Нина Семёновна, — кивнул на улыбающуюся супругу. Привёз её в Москву. За три дня до Победы у нас родился сын Николай. Стал инженером, работает на одном из столичных заводов, живёт своей семьей. Внук уже большой, назвали в честь деда Сергеем. Осенью поступил в МАИ.

- А ещё один вопрос можно?

- Пожалуйста.

- Когда легче жилось — после академии или сейчас, в роли отставника?

- Какое тут может быть сравнение! Конечно, труднее сейчас. Я и заместитель секретаря первичной парторганизации, где триста коммунистов на учёте, и член президиума совета ветеранов 64-й Армии, и постоянный порученец Фрунзенского районного военнго комиссариата столицы. Не дает покоя Клавдия Николаевна Лапшинова — председатель совета ветеранов комсомола при Истринском горкоме ВЛКСМ.

В Истре приходилось выступать в Доме культуры. И не раз. Часто бываю в своей школе имени Чехова, вижусь с ребятами Первомайской школы, встречался с юным поколением в Истре в молодёжном кафе, бываю в Дедовске. А сколько дел по военно-патриотическому воспитанию молодёжи в Москве! Нет-нет, сейчас хлопот куда больше, чем прежде.





Невольно веришь этим словам, когда видишь гору Почётных грамот, врученных за плодотворный общественный труд Сергею Михайловичу.

Есть Грамота от ЦК ВЛКСМ, от Фрунзенского райвоенкомата, от Советского комитета ветеранов войны. Да разве перечтёшь все! Если их переплести, то получится целый том.

С Истрой до сих пор его связывают родственные корни. Здесь у него живут брат Виктор и сестра Зоя, есть много других родственников.

Вот такой он, наш земляк, Герой Советского Союза Сергей Михайлович Павлов.

Н. Гребенщиков

 

      P.S. 30 января 2002 года по ходатайству Истринской районной молодёжной общественной организации Клуб "ИСТОК" на совместном заседании администрации и Совета депутатов Истринского района принято решение о присвоении С. М. Павлову звания "Почётный Гражданин Истринского района".


Опубликовано по материалам сайта Клуба "ИСТОК"

 


Поделитесь историей

Психолог рассказала, почему счастливая семья — это работа каждого из супругов День Победы в городском округе Истра

Обсудить

Аватар