Герои – наши земляки. Иван Павлович Селиванов

Среди шестнадцати истринцев, удостоенных высшей награды Родины, Иван Павлович Селиванов первым получил свою Золотую Звезду – ещё в 1939 году.

Он родился в 1903 году в селе Покровское бывшего Ново-Петровского района. Русский, член КПСС с 1926 года. В двадцать четвёртом году вступил добровольцем в Красную армию. В числе советских добровольцев сражался в Китае против японских милитаристов. Участник войны с белофиннами. В годы Великой Отечественной войны участвовал на различных фронтах в качестве главного штурмана 8-й Воздушной армии. После войны генерал-майор авиации И. П. Селиванов занимал различные командные должности в ВВС страны.

Умер 9 октября 1984 года в Москве.

            ...Селиванов был одним из заводил, в самом хорошем смысле этого слова, среди сельской молодёжи Мамошинской волости Истринского уезда в годы становления Советской власти. Вместе со сверстниками создавал в деревнях комсомол, боролся с неграмотностью. В двадцать три года он был уже коммунистом.
      Тогда считалось большой честью для юношей связать свою судьбу с армией. В этом смысле Ивану повезло. В 1924 году он добровольцем вступил в ряды защитников молодой Советской республики. Его направили в Оренбургскую школу военных лётчиков. С каким упоением он учился! Из отличников не выходил.
      После школы лётчиков — снова учёба. На этот раз нашего земляка направили на Высшие курсы штурманов бомбардировочной авиации. Только после этих курсов началась служба в частях. Она проходила у него в авиабригаде Московского военного округа. Должность у Селиванова была высокая, ответственная — штурман бомбардировочной эскадрильи.
      В хлопотливой воинской службе годы быстро летели. Пришёл 1937 год. Обстановка в мире была тревожной. А тут Япония напала на Китай. Ещё больше всё обострилось. Под впечатлением этих событий среди лётчиков было много патриотических разговоров. Кто-то подбросил идею:
      - А что, если добровольцами попроситься в Китай... В порядке интернациональной помощи...
      Это всем понравилось. Каждый написал рапорт. Селиванов — тоже. Рапорты ушли по команде "вверх", а те, кто их писал, нетерпеливо ждали: "Пошлют или откажут?"
      И вот зимой 1938 года вдруг пришла весть: весь личный состав эскадрильи вызывают в Москву. Что тут творилось! Высказывались самые различные предположения причины вызова.
      А в Москве сказали просто:
      - Ваша просьба удовлетворена — полетите на своих боевых самолётах, окажете помощь китайскому народу в его освободительной войне с японскими милитаристами...
      Вернувшись в гарнизон, сразу взвинтили лётную подготовку. Отрабатывали слаженность звеньев, в целом эскадрильи, тренировались в бомбометании, в стрельбе по воздушным и наземным целям. Одним словом, готовились к настоящим боевым действиям.
      Потом добровольцев привезли в Иркутск. Получили новенькие скоростные по тому времени боевые бомбардировщики. Буквально за несколько дней облетали их, проверили в деле моторы, вооружение, провели учебные стрельбы.
      Затем — в дальний путь, в Китай. Летели на полученных самолётах. В пути предстояло сделать шесть посадок: две в Монголии и четыре на аэродромах Китая.
      Перелёт проходил в основном благополучно. На одном из базовых аэродромов китайские представители осмотрели и приняли наши самолёты. Ночью они нанесли на них опознавательные знаки своей армии. А утром добровольцы продолжили путь, пока не достигли места назначения.
      Боевая жизнь началась без передышки. Селиванов в то время был не только штурманом, но ещё и секретарём партийной организации эскадрильи, жил настроениями товарищей. Вылеты осуществляли на дальние расстояния. Чужое небо, чужой ландшафт, малоизученный противник. А тут ещё одно обстоятельство: истребители сопровождать не могли, поскольку запаса горючего у них не хватало на весь полёт. В вопросах безопасности приходилось полагаться только на самих себя.
      И ещё. Метеослужбы тогда практически не существовало. Бывало так: эскадрилья вылетала утром на задание в ясную погоду, а через три-четыре часа возвращалась обратно. Из-за сплошной облачности лётчики не находили аэродрома. Молочная пелена заволакивала всё так, что с высоты виднелись лишь верхушки отдельных сопок.
      Наших добровольцев выручало только то, что водили эскадрилью отличнейший лётчик, невозмутимый и рассудительный капитан Г. В. Титов и под стать ему — штурман И. П. Селиванов. Они не знали ошибок.
      Иногда водили эскадрилью на боевые задания вместе с Селивановым командиры звеньев, старшие лейтенанты О. Н. Боровиков или В. В. Зверев. Им тоже мастерства не занимать, хотя единственными приборами, которыми пользовались командиры и штурман в воздухе для ориентировки, были только магнитные компасы и указатели скорости и высоты. Но наши асы ошибок не допускали, быстро научились безошибочно распознавать "свои" сопки, определять слой облачности, находить подход к аэродрому и благополучно приземляться.
      В ходе боевых действий у добровольцев сложились дружественные отношения с китайскими авиатехниками. Они оказывали советским товарищам искреннее уважение, высоко ценили их мастерство. Нередко они сравнивали наших ребят с американцами:
      - Американец, – говорили они, – доллар брал много, а летал очень мало. Русский лётчик доллар не берёт, а летает так много.
      Были, конечно, у наших добровольцев и горечи с печалями. На войне без жертв не обойтись. Как-то при выполнении задания в звене Зверева смертельно ранило стрелка-радиста. После посадки его быстро доставили в госпиталь, но там же на руках своих товарищей он умер. Навечно остались лежать в чужой земле и ещё некоторые товарищи из эскадрильи.
      ...Летом 1938 года, когда эскадрилья выполнила боевое задание — нанесла сокрушительный удар по силам японцев, добровольцам пришёл срок возвращаться домой. Приказ гласил: личному составу эскадрильи в трёхдневный срок перегнать самолёты на тыловую базу Китая, передать машины китайскому командованию, а самим вернуться на Родину.
      Что тут говорить — это известие никого не оставило равнодушным. Думы о Родине, о друзьях, о близких всё время были в сердце каждого. И вот теперь впереди встречи с ними. Но и с китайскими товарищами было грустно расставаться. Как-никак совместные боевые действия против врага сроднили их. Бросалось в глаза, что китайцы были какими-то печальными. Селиванову много приходилось работать, чтобы сгонять грусть с лиц тех и других.
      Но его и самого ждала неожиданность. Завтра отлетать на базу, оттуда — домой, а вечером его вызвал комиссар советской группы бомбардировщиков Ф. И. Богатырёв.
      - Ну, как, Селиваныч, – как всегда, в шутку переиначил комиссар фамилию штурмана в отчество, – собираешься?
      - Собираюсь, товарищ комиссар, Вы ведь знаете – утром вылетаем...
      - Вот что: вам на смену прибывает новая эскадрилья средних бомбардировщиков, лётчики из Забайкалья под командованием капитана С. В. Слюсарева. Мы решили один из ваших экипажей придержать, чтобы помочь новичкам быстрее войти в курс. Надо раз-другой провести их на цель, а затем уж возвращаться на Родину.
      Богатырёв лукаво посмотрел из-под бровей на собеседника и продолжил:
      - Все командиры экипажей согласны, но при условии, если штурманом будет... Селиванов. Какое же примем решение?
      Вот так капитану Селиванову отлёт пришлось отложить, домой он вернулся несколько позднее своих товарищей.
      ...На Родине встретили лётчиков эскадрильи радушно. Весь лётно-технический состав был награжден орденами. Селиванова повысили в звании: из капитана он сразу стал полковником.
      Но и это ещё не всё. 23 февраля 1939 года к лётчикам пришла "Правда" с Указом Президиума Верховного Совета СССР. Этим Указом ему, Селиванову, а также О. Н. Боровикову и В. В. Звереву присваивалось звание Героя Советского Союза.


      Не менее активной и насыщенной боевыми делами была жизнь Ивана Павловича Селиванова и в последующие годы. Участвовал в войне с белофиннами, в Великой Отечественной войне. Только теперь уж не в эскадрилье, а в качестве главного штурмана 8-й Воздушной армии. Присвоили ему звание генерал-майора авиации.

Самолёт Селиванова был сбит под Сталинградом. Иван Павлович получил ранение в ногу и в руку. Продолжил участвовать в Сталинградской битве, занимаясь штурманской подготовкой кадров, наземным обеспечением самолетовождения. В феврале 1943 года был представлен к награде «Орден Красного Знамени».

В1944 году Иван Павлович удостоен ещё одной высокой награды. Орден Красного Знамени получен за участие в Никопольской и Крымской операциях: «За отличное руководство штурманской подготовкой в частях Армии и личное участие в боевой работе достоин награждения правительственной наградой – «Орденом Красное знамя», – говорится в наградном листе.

В документе отмечается повышение эффективности нанесения боевых ударов пилотами 8-ой Воздушной армии. За период Крымской операции – ни одного не выхода на цель, ни одного случая потери ориентировки! «….15.4.44 звено ПЕ-2, ведомое Селивановым, с пикирования потопило большой вражеский транспорт в бухте Северная».

       Иван Павлович никогда не терял связи с родным Истринским краем. Шли письма от него в село, где прошла юность, осталась родная сестра, работавшая в отделении связи. Не терялась нить дружбы с истринцем Михаилом Дмитриевичем Герасимовым, с которым его сблизила комсомольская работа в первые годы Советской власти.
      В июле 1980 года на имя Герасимова пришла от Селиванова бандероль. А в ней —книга "В небе Китая" с воспоминаниями советских лётчиков-добровольцев, вышедшая в свет в издательстве "Наука" в 1980 году. Селиванов был соавтором. В книге напечатана и его статья "Память сердца".
      Очень трогает автограф:
      "Дорогой Михаил Дмитриевич! Уважаемый земляк и товарищ! На добрую память о боевых и славных комсомольских днях нашей юности и молодости, о нашей безграничной вере в победу коммунизма примите от меня сию книгу. Если бы не партия Ленина и Октябрьская революция, не был бы я ни военным летчиком, ни советским генералом, ни Героем Советского Союза! Пусть живет в веках имя великого Ленина!
      С сердечным уважением И. Селиванов".
      Селиванов поддерживал связь с Ленино-Снегирёвским музеем. Ещё в 1975 году он сдал туда фотокопию мандата делегата 18 съезда ВКП (б) на своё имя, фотокопию грамоты из Чехословакии о присвоении ему звания "Заслуженный военный лётчик ЧССР", некоторые другие документы.
      Там хранится также и книга "В небе Китая", подаренная им музею.

Литературный текст — Н.Гребенщиков

Дополнения сделаны на основе документов, предоставленных С. Лавренко.

Опубликовано по материалам клуба «ИСТОК».


Поделитесь историей

Две святыни. Сопоставляем факты из истории храмов Воскресения в Иерусалиме и в Новом Иерусалиме «Поющие струны». История ансамбля продолжается
  • Аватар
    Патрикий
    Вторник , 02 нояб. в 16:19
    1
    Ответить

    С самого рождения, уже без малого 50 лет, живу в Истре, но впервые слышу, что 16 моих земляков стали Героями Советского Союза.  Нигде и никогда подобной информации в открытом доступе не встречал. Во-первых, большое спасибо Истра.рф за подобные материалы, продолжайте и дальше. Во-вторых, может быть уже пора нашей администрации устроить в Истре публичное пространство назвав её "Аллея Истринских Героев", где разместить портреты и подробные биографические сведения об этих людях. Я видел подобный памятник, в частности, в городе Трубчевск Брянской области. Тоже районный центр. Еще меньше чем наша Истра. Но там возле центра города каждому из земляков Героев Советского Союза поставлен бюст. Нам есть чем гордиться!

Обсудить

Аватар