Обветшавшая история деревянного зодчества

После завершения основного этапа реставрации Ново-Иерусалимского Воскресенского монастыря территория у подножия монастырского холма, расположенная за Елизаветинскими воротами, из ведения музея "Новый Иерусалим" вновь передана обители. А вместе с территорией — и памятники историко-культурного наследия регионального значения, экспонаты музея деревянного зодчества.

По замыслу святейшего Патриарха Никона, основавшего монастырь в 1656 году, окрестные ландшафты получили названия и были устроены по образу и подобию святых мест в Иерусалиме. Территорию у подножия Ново-Иерусалимского монастыря назвали Гефсиманским садом. Это место, где Иисус провёл в молитвах последнюю ночь перед казнью. 

Со времён постройки монастыря в Новом Иерусалиме Гефсиманский сад служил и местом, где размещались церковные огороды, фруктовый сад, конюшня.

После Октябрьской революции, в 1919 году, монастырь закрыли, а уже в 1921 году в его стенах устроили музеи: Художественно-исторический и родного края, которые в 1922 году объединились в Государственный художественно-исторический музей. В семидесятые годы двадцатого века на территории Гефсиманского сада начали формировать Музей деревянного зодчества, официальное открытие которого состоялось в 1981 году. 

Из разных районов Московской области сюда доставили  несколько памятников деревянной архитектуры 18-19 столетий. 

Первая постройка, которая встречала посетителей музея под открытым небом, – деревянная часовня.

Это копия постройки из села Сокольники Чеховского района Московской области. Предположительное время её создания – вторая половина 18 века. Оригинал, к сожалению, сгорел в 1976 году. Как указано в музейных документах, реконструкцию сделал архитектор Д. Я. Старчевский через два года в Ново-Иерусалимском парке. 

Само название "часовня" произошло от слов "час, часы". Так называли короткие службы в православной церкви. В древнерусском языке «час» означало время, пора, срок. В часовнях нет престола и, соответственно, алтаря, этим она и отличается от храма. В часовне можно отвлечься от мирской суеты и помолиться по определённому случаю или событию. Не случайно часовни возводили на местах обретения чудотворных икон, у святых источников, на погостах, при больницах, у дорог.  

«Наша» воссозданная часовня в своём основании имеет восьмиугольный сруб. Над ним возвышается шатёр, увенчанный главкой-маковкой. Главка крыта городчатым лемехом.

Ле́мех в русской деревянной архитектуре – подобие черепицы. Это продолговатые, слегка изогнутые дощечки, которыми покрывали не только главки церквей, но и другие округлые архитектурные формы. Часовня и сейчас стоит по левую руку от грунтовой дороги, ведущей от монастыря в Гефсиманский сад. 

Чуть поодаль, как бы наискосок от часовни, по другую сторону от дороги – крестьянская усадьба семьи Кокориных. 

Название своё она получила по фамилии последних владельцев. Известно, что построена усадьба была в 1830-1840 годах и стояла на перекрёстке дорог в деревне Выхино Люберецкого района Московской области. Отреставрирована под руководством архитектора Б. П. Зайцева.

Это не отдельно стоящая изба, а несколько построек. Такие дома были характерны для зажиточных крестьян.

Своим внешним обликом изба словно переносит нас в русскую сказку. Кажется, вы попали на съёмку, например, фильма «Морозко». Массивные брёвна, резные ставни, кровля, сделанная без гвоздей... Внутри – элементы крестьянского быта тех времён.

Во времена работы Музея деревянного зодчества внутри избы можно было всё посмотреть, а кое-что даже потрогать.

Здесь нередко проводились реконструкции крестьянских праздников, посиделок, вечёрок.

Ещё один интересный экспонат перевезли к нам из Калининской, ныне Тверской, области. Это ветряная шатровая мельница, или, как её ещё называют мельница-шатровка, построенная в 19 веке.

Мельница использовалась по своему прямому назначению до 1956 года, будучи в ведении колхоза «Рассвет». 

На территории музея её установили недалеко от реки Истры. Здесь в 1973-1980 годах мельницу впервые отреставрировали. Без реставрации посетители музея не смогли бы увидеть всю её красоту, понять, как она работала, побывать внутри мельничных помещений.

Уже к моменту переезда в музей она начала разрушаться и, как говорят специалисты, – не только от времени, но и от долгого простоя. Частично обвалилась кровля, обветшали крылья. Сильно повреждёнными оказались пол, мукомольные камни, сито и печи. После переезда в Истру в 1973-1980 годах мельница была впервые отреставрирована. 

 Конструкция истринской мельницы  состоит из трёх частей: нижнего сруба, шатра и крыши с крыльями. Количество крыльев у ветряных мельниц может быть разным – от четырёх до двенадцати. В данном варианте их шесть.

На этой мельнице не только мололи зерно, здесь можно было делать льняное и конопляное масла. В юго-восточной части мельницы – сито, жаровня для обжаривания зёрен льна и маслобойка, состоящая из льнодробилки и двух молотов для отжимания масла. 

Все подробности о том, что и как устроено на мельнице, рассказывал экскурсовод. Особенно популярны экскурсии на мельницу были в праздники «День хлеба» или «День ветра». Разрешалось даже всё потрогать, и любопытной ребятне казалось, что вот-вот — и они станут настоящими мельниками, как в сказке…

После того как территория музея деревянного зодчества вернулась в историческое лоно монастыря, как и задумывал Патриарх Никон, экспонаты всё ещё можно увидеть, но только снаружи.

Вход внутрь строений закрыт. 

Пожалуй, сильнее всего пострадала мельница. К 2009 здесь были выполнены реставрационные работы по разрешению Министерства культуры Московской области. В результате мельница была пригодна к использованию по прямому назначению, но оставалась музейным стационарным, не используемым экспонатом. Эксперты отмечают, что механизм мельницы для долговременной исправной работы необходимо постоянно включать, что не выполнялось.

26 июня 2020 года на мельнице произошло обрушение. Была проломлена кровля в нескольких местах и повреждены стропильные конструкции крыши четверика в уровне нижнего объёма объекта.

Как рассказал наместник Ново-Иерусалимского монастыря архимандрит Феофилакт, объекты деревянного зодчества являются историко-культурными памятниками регионального значения. Поэтому сразу после происшествия Благотворительный фонд по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря обратился к главе региона с просьбой о возможности выделения средств на проведение ремонтно-реставрационных работ по объекту культурного наследия.

Священнослужитель подчеркнул, что просто сидеть и ждать, когда выделят средства, было бы равносильно равнодушному наблюдению, как рушится мельница.

«То, что было в наших силах, — например, залатать крышу, чтобы внутрь помещения не попадала вода, – мы сделали своими силами. Однако комплекс противоаварийных работ, и тем более реставрацию такого объекта, должны проводить специалисты. Пока мы в стадии ожидания».

 

 

 


Поделитесь историей

«Покрой нас священным Твоим покровом и избавь нас от всякого зла….» 145 бойцов подняли за неделю подо Ржевом в ходе экспедиции «Ржев. Калининский фронт»
  • Аватар
    Stasist
    Пятница , 18 нояб. в 14:13
    0
    Ответить

    Гость,  абсолютно согласен! Сколько-то лет тому назад "Гефсиманский Сад" принадлежал МВК - Музейено Выставочному  Комплексу. Это - МО.  Теперь - РПЦ. Это - ... 

  • Аватар
    Гость
    Четверг , 06 окт. в 18:02
    0
    Ответить

    По всей видимости,  историко-культурное наследие регионального значения , как и интересы местного населения не вписываются в планы  поглотившего его  субъекта федерального значения.   

Обсудить

Аватар