Герои – наши земляки. Артамонов Алексей Алексеевич

Он погиб на 39-й день войны. Долгое время об Алексее Артамонове в нашем районе никто и ничего не знал. Даже в списке наших земляков — Героев Советского Союза — он не значился. Причастность к Истринскому району этого патриота Родины  установили случайно.

 Алексей Алексеевич Артамонов родился 24.03.1916 г. в деревне Шайтанка Свердловской области. Русский. Член ВЛКСМ.

В начале тридцатых годов вместе с отцом приехал с Урала в Павловскую Слободу Истринского района и поступил в Московскую школу ученичества при дирекции Московско-Балтийской дороги. Потом работал на одном из московских заводов наладчиком.

Перед войной стал лётчиком. Служил лейтенант Артамонов в 168-м полку 45-й истребительной авиадивизии. На 39-й день войны при таране вражеского самолета погиб. Похоронен в с. Плоско-Забутское Кировоградской области.

27 марта 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Именем А. Артамонова названа улица в Москве.

Об Алексее Артамонове долгое время в нашем районе никто ничего не знал. Поэтому и в списке наших земляков — Героев Советского Союза — он не значился. Причастность к Истринскому району этого патриота Родины мы установили случайно.

В начале тридцатых годов в Павловскую Слободу с Урала приехал кузнец — Алексей Михайлович Артамонов. Вместе с ним приехал и сын Алёша. Жить они устроились на краю села, в доме Матвея Васильевича Чистова. Отец Алёши работал в артели кузнецов под названием "Молот".

"Хваткий, отменный был мастер", — отзывались об Алексее Михайловиче знавшие его по работе сельчане. А сына он устроил учиться в Московскую школу ученичества при дирекции Московско-Балтийской железной дороги. Уже перед самой войной отец Алёши умер, а его сын стал к тому времени лейтенантом, лётчиком-истребителем. Служил он тогда на западе страны, в 168-м полку 45-й истребительной авиадивизии. Здесь и встретил войну.

Воевал молодой лейтенант всего 39 дней. Но эти дни сделали его Героем. Он дрался с врагом отважно, порой днями не покидая кабину пилота, делал вылет за вылетом в небо — настолько серьёзной была обстановка.


     

... 29 июля 1941 года. Звено истребителей Артамонова парило в небесах, патрулируя свой район. И видит командир, как ниже уровнем плывёт армада вражеских бомбардировщиков. "Раз, два, три... семь... двенадцать..." — вслух считал командир звена. Всего насчитал шестнадцать "Юнкерсов".

Бомбардировщики шли чётким безукоризненным строем. Словно на параде. Даже не верилось, что можно вот так уверенно, без всякой осторожности, лететь над чужой землёй.

Шестнадцать "Юнкерсов" — и три советских "ястребка". Соотношение явно не в нашу пользу. Но на раздумье у Артамонова времени не оставалось: бомбардировщики поворачивали в сторону железнодорожной станции, к той самой, где в это время скопилось несколько эшелонов с беженцами. Лётчики знали это.

"Нет, нельзя допустить, чтобы враг прорвался туда!" — решил Артамонов. Он дал сигнал товарищам. И вот три "ястребка" — в атаке. Они молниеносно обрушились из-под облаков на противника. Внезапность, помноженная на ярость, как бы сравняла силы. Ошарашенный свинцом, строй вражеских бомбардировщиков дрогнул. Один из "Юнкерсов" сразу рухнул вниз.

Следующим заходом Артамонов бросил свою машину наперерез головному бомбардировщику. Расстояние между ними сокращалось стремительно. Вот их разделяет уже каких-то триста метров... Однако Артамонов огня не открывает, стремится ближе подойти к цели. Но и "Юнкерс" молчти, словно не замечал атакующего истребителя.

"Вот, гад, крепкие нервы у мерзавца!" — подумал командир звена. Но тут гитлеровцы не выдержали — воздушный стрелок бомбардировщика полоснул очередью. Артамонов мгновенно сманеврировал: рванул ручку управления — послушный истребитель юркнул вниз. Теперь перед глазами нашего сокола оказалось незащищённое брюхо бомбардировщика. Лейтенант с яростью вспорол его пулемётной очередью. И стервятник пошёл к земле! Теперь это уже второй. А через минуту кто-то из ведомых Артамонова сбил третий бомбардировщик.

Вот теперь бомбовозы всполошились! Они стремились побыстрее освободиться от смертоносного груза и стали беспорядочно сбрасывать бомбы и уходить восвояси.

Звено наших истребителей одержало трудную, но такую необходимую победу...

30 июля 1941 года. В этот день у истребителей полка с рассвета кипела боевая жизнь. Звено за звеном взмывало в небо. Командир полка уже осипшим голосом отдавал очередной приказ:

- Первая эскадрилья — на сопровождение бомбардировщиков.

- Звено лейтенанта Артамонова — на патрулирование в район переправы!

... Переправа! В этом районе через Днепр она была единственной. Там с высоты полета чётко было видно огромное скопление людей, наплыв самой разнообразной техники.

Воздушные пираты врага всё время рвались сюда. А наши соколы препятствовали этому. Над переправой то и дело вспыхивали воздушные бои. На этом адском пятачке и дежурил Артамонов со своим звеном.

"Отвисев" над переправой отведённое по приказу время, звено "ястребков" возвращалось домой. Артамонов чувствовал себя сильно уставшим. Теперь ему хоть бы чуточку отдохнуть. Он летел и увидел: над родным аэродромом шныряет "Мессершмитт". "Откуда он тут?" — подумалось лейтенанту. Усталость как рукой сняло. Сразу прибавились силы, решимость. Вражеский истребитель тем временем спикировал и чуть не в упор расстрелял взлетавший самолёт.

Артамонов не стал ждать находившихся на подлёте ведомых и ринулся навстречу врагу. "Мессершмитт" уклонился, стал набирать высоту, чтобы скрыться. Наш сокол не отставал. Вот он уже поймал в прицел чёрную свастику, рядом с которой был намалёван трефовый туз. Это значило — на самолёте гитлеровский ас!

- Ну что ж, ударим по тузам! — Артамонов от злости стиснул зубы и нажал на гашетку.

Но что такое? Произошло два-три хлопка — и пулемёт смолк. Кончился боезапас.

Видимо, и гитлеровец понял это, осмелел, даже крыльями своей машины качнул: мол, до свидания, до следующей встречи...

Эта выходка врага привела лейтенанта в ярость.

"А-а, гад, ты ещё издеваешься!" — и со страшной силой обрушился своим самолётом на врага. Через секунду обе машины, кувыркаясь, рухнули вниз...

А вечером в специальном журнале 168-го истребительного авиационного полка была сделана следующая запись: "30 июля 1941 года лейтенант А. А. Артамонов на Западном фронте в бою над своим аэродромом уничтожил тараном самолёт противника. Погиб".


      В 1980 году в военном издательстве Министерства обороны СССР вышла книга "Бессмертные подвиги. 1941-1945". Она посвящена героям Великой Отечественной войны, презревшим смерть ради победы над врагами Родины.

В разделе "Оружие храбрых" есть такие слова: "Израсходовав весь боезапас, советские лётчики не покидали поле боя — они шли на таран фашистских самолётов. За годы Великой Отечественной войны около пятисот вражеских машин было сбито дерзким таранным ударом".

В той книге назван и Алексей Алексеевич Артамонов.

Н. Гребенщиков

Опубликовано по материалам клуба «ИСТОК». Фото предоставлены Сергеем Лавренко.  

В средней общеобразовательной школе Павловской Слободы есть интеллектуально-психологический клуб «Апрель». Организовала его педагог-психолог, учитель мировой художественной культуры Вероника Борисовна Маслова. Участники клуба активно занимаются и краеведением. На основе собранных материалов Вероника Борисовна написала книгу о родной Павловской Слободе, куда вошла и глава об Алексее Артамонове. Издана книга на средства потомков героя.

В 2015 году в Павловской Слободе был открыт памятный  бюст Алексею Артамонову.

 


Поделитесь историей

Памяти режиссёра Юрия Васильевича Щеглова посвящается... Семён Мамченко. Как в Истре появился шахматный клуб
  • Аватар
    Твердислав
    Пятница , 06 авг. в 14:10
    0
    Ответить

    Настоящий герой! Только в материале три разных версии его гибели.В представлении-вылетел на встречу  к разведчику, в журнале полка-погиб в бою над аэродромом, в статье-встретил Мессер, расстреливающий взлетающие самолёты.Вы сами читаете свои вирши то?От таких материалов и возникает недоверие к правде.

Обсудить

Аватар