Ветеран Иван Лашин. Сто лет на связи

Второго апреля отметил свой столетний юбилей ветеран Великой Отечественной войны, наш земляк Иван Фёдорович Лашин. Иван Фёдорович нёс службу в полку связи. Награждён медалью «За боевые заслуги», орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Праги» и «Освобождение Варшавы». Интервью с Иваном Фёдоровичем есть в нашем архиве. Корреспонденты телерадиокомпании «Истра» записали большое интервью с ним в 2015 году. Мы пересмотрели памятную запись, которая сохранилась в архиве Истра.РФ. 

Ветеран Иван Лашин. Сто лет на связи

Вы никогда не замечали, как участники Великой Отечественной вспоминают о войне? Поначалу разговор как-то не клеится. Односложные ответы: «Да всякое бывало…» И вот осторожно, слово за слово, вы как будто приоткрываете дверь в самый потаённый уголок души собеседника. Туда, где всегда горит огонёк памяти, освещая лица погибших друзей-однополчан. Глаза подергиваются влажной пеленой, и человек вдруг раскрывается и начинает рассказывать так, как будто война закончилась вчера. Вспоминаются мельчайшие подробности, детали, фразы, эмоции, из которых и складывался путь к победе.

Именно таким получился разговор журналистов ТРК «Истра» с Иваном Федоровичем Лашиным. 

Иван Фёдорович, как для вас началась Великая Отечественная война?

Я в 1940 году вступил в ряды Красной Армии. Попал на службу в 387 отдельный батальон связи в Новосибирске. Нас там учили управляться с новейшими телеграфными аппаратами. Учебные лагери у нас были в тайге, километров 40 от города.

Когда объявили войну, у нас шли практические занятия. Вот, помню, в перерыве на учениях мы с напарником кашу пшенную из брикета варили, такая она ароматная…. Сели есть, а тут гонец на лошади прискакал и принёс весть о том, что началась война. Тут уж не до каши. Смотали провод, телефонные аппараты –  на плечо –  и к месту расположения полка, оттуда – в казармы Новосибирска, там нас разбили на маршевые роты.

Что Вы ощущали в первые минуты, часы, после известия о начале войны?

Какая она будет, эта война – мы тогда не понимали и даже не представляли. Какое-то напряжение чувствовалось. Оно повсюду было, казалось, в воздухе висит. Никогда не забуду нашего политрука. Когда сели в машину, он сказал: «Напрасно начал немец войну, мы его шапками забросаем».

На фронт сразу попали?

Рапорт подал сразу с просьбой отправить на фронт, но мне отказали. В армию приходило много добровольцев, их надо было учить работать с аппаратами. Так что отпустили меня воевать только осенью сорок первого. Ехали на фронт по железной дороге, в теплушках. Я помню, так обрадовался, что мне место у самой стеночки досталось. А когда объявили тревогу, так выяснилось, что я встать с места не сразу смог: шинель примерзла к стене.

Где пришлось воевать?

Нас, связистов, всё время перебрасывали с места на место. Был на Воронежском фронте, Степном, Центральном, Украинском, Первом Белорусском.

Вы служили техником военного телеграфа в полку связи. Какие средства связи тогда использовались?

Я работал как телефонист, телефонный аппарат всегда можно было найти. Как телеграфист — на аппарате Морзе. Был ещё такой аппарат «СТ», он наш, отечественный. Аппарат «Бодо» мы почти не использовали. Особенно до Курской дуги. Всё дело в сложности его развёртывания и установки. На это требовалось около 40 минут. А вы понимаете, что за это время может произойти на фронте? А доставить к месту работы «Бодо»  можно было только на полуторотонной машине, внушительных размеров был аппарат. 

(Примечание автора: аппарат Бодо создан в  1872 году французом Жан Бодо. Он позволял по одной линии вести передачу нескольких телеграмм одновременно, причём получение данных происходило уже не в виде точек и тире, а в виде букв).

Говорят, у связистов, помимо общих боевых задач, ещё была «своя война»?

Да, можно и так сказать. На связистов враг охоту развернул. У нас однажды целая группа связисток разом погибла. Семеро девочек….

Диверсантов много было. Вот, скажем, идет он (диверсант) по полю, увидел провод и перерезал – всё, связи нет. Так ведь это ещё полбеды, если просто перерезали провод. Связист нашёл обрыв, быстро починил, – всё работает. Так ведь вырезали по 20, 30, а то и по 50 метров провода. Вот ты ползёшь, ищешь обрыв, находишь, а как его починить, если там 50 метров не хватает? А кругом бой, провода лишнего нет…. А диверсант тут как тут, притаился в засаде. Его задача — не просто связь из строя вывести, но и связиста убрать, не дать восстановить линию передачи информации. Случалось, человека три подряд посылали чинить, друг за другом. Телефон, конечно, проще было использовать, но к нему и подключиться было легко, и опять же, легко из строя вывести участок связи.

Понятно, что война – это не курорт, но всё-таки, какие сложности были у связиста?

Немец был очень хорошо подготовлен к военным действиям. Но нам часто смекалка помогала. Например, тянем провод, а впереди – болото. Если его обходить, значит провода может не хватить, а по воде нельзя тянуть. Как быть? Ставили колья, рогатки и по ним тянули. 

Кроме того, немцы очень практичны. Когда уходили из населённого пункта, забирали с собой всё, что только можно было увезти. Даже проводов не оставляли. Мне дети на войне очень помогали. Вот, приходим в деревню – где что искать? Смотришь – мальчонка. Подзовешь его, спросишь, как зовут, разговор завяжется, и он обязательно подскажет, где видел кусок провода. Ребята каким-то чудесным образом всегда все про всё знали.

Наверное, у каждого на войне был эпизод, который вспоминать особенно тяжело….

У меня такой случай был во время боя на Курской дуге. В одном из боёв группа наших ребят вырвалась вперед и оказалась в западне у фашистов. Стали думать, как их вызволить из окружения. А как без связи? Стало быть, надо к ним пробраться с аппаратом. Кругом бой…. Кого послать?

Выбор пал на меня. Я маленький, юркий, а нужно было через поле перейти. Выбрался я в поле: дождь льёт, снаряды летят. Вот я тогда ощутил, что промок не от дождя – пот холодный прошиб. Я бегом-бегом, катушка провода на спине. Я бегу, она разматывается. Вдруг снаряд рядом как ухнет! Я сразу в воронку закатился. Земля ещё теплая, пахнет порохом. Думаю, надо связь проверить. Подключаюсь, слушаю, а связи нет. Выполз я, стал искать, где провод посекло, правда, быстро нашел, починил и дальше….

А тут гляжу – лесок. Ну, думаю, благодать, лесок-то, всё не в открытом поле бежать. А дальше балка заросшая, я туда. Как будто земля родная помогала, я ведь родом из-под Курска. Связь проверил – есть и собрался было уже вперед, как вдруг слышу: «Сынок, руку мне подай». Огляделся, вижу боец наш лежит. Немолодой, лицо обросшее, а кисть руки у него оторвана снарядом и крови уже много потерял. Он меня просил привет в Вологду передать. Там у него жена и дочка пятая родилась... Я как мог руку-то ему затянул, а ведь надо дальше задание выполнять, там же ребята наши связь ждут. Оставил я его, дальше пошёл. Добрался до цели. Связь наладил. В общем, ночью ребята гуськом-гуськом к нашим перебрались. А мне надо было тем же путём возвращаться, чтобы провод смотать. Дошел я до балки, а боец уже мёртвый лежал. Да… И я с катушкой провода…. 

Так я один и вернулся. Страх от того, что произошло ощутил только когда у своих оказался. Потом уснул. Когда проснулся, чувствую – карабин липкий, аппарат липкий. Стал осматриваться, а у меня рука в крови, видать, осколком кожу зацепило, я и не заметил даже….

А вот весточку в Вологду мне так и не довелось передать….

Где вас настигло известие о капитуляции Германии?

Я был под Берлином. Помню, спал на чердаке в каком-то деревенском доме. Слышу, ступеньки скрипнули – солдат чутко спит, –  а это хозяин дома пришёл с радостной вестью. Вы знаете, когда узнал о победе, это как будто другой мир на землю опустился…. Мы до Берлина потом добрались. Город мне показался серым, каменным. Что меня поразило, так это то, что никакой агрессии от населения мы не увидели.

Столько лет прошло, сейчас как оцениваете ту войну?

Часто сам думаю: и как мы выстояли в этом аду? Но мне очень не нравится, что многие неадекватно сегодня говорят о Великой Отечественной. 

Война Вам снилась?

Поначалу очень часто, сейчас уже нет. Мне кажется, что дети мне помогли. И свои – у меня двое сыновей – и чужие. Я часто в школах бываю, общаюсь, с детьми очень интересно.

Сейчас живу с сыном Александром и его женой Еленой, ощущаю и заботу, и любовь, и уважение, очень благодарен им.

Иван Федорович, а награды у вас боевые?

Да, и я, конечно, горжусь, тем , что Родина так оценила мою доблесть. Но, честно говоря, из всех наград мне дороже вот этот нагрудный знак «Отличный связист». Получил я его в 1944 году.

Вы вернулись домой только в 1946 году, почему?

Я ведь умел работать на аппарате «Бодо». После войны специалистов почти не осталось. У связистов такая статистика: из каждой сотни погибли 98 человек. Так что и после войны ещё целый год служил, как раз на «Бодо» работал.

В этом году, в годовщину столетия со дня рождения, Иван Федорович принимал гостей. Юбиляра в этот день поздравили министр социального развития Московской области Ирина Фаевская, глава г. о. Истра Татьяна Витушева, представители администрации городского округа Истра, депутатского корпуса, ветеранских организаций. Ивану Федоровичу вручили поздравительные письма от президента РФ В. В. Путина, губернатора Подмосковья Андрея Воробьёва, памятные подарки.

 Иван Федорович по-прежнему жизнелюб и прекрасный рассказчик. Для гостей он читал на память стихи своего любимого поэта Сергея Есенина.

 

 


Поделитесь историей

Истринские «чернобыльцы» посмотрели фильм «Чернобыль» Усадьба в Полевшине: возрождение и перспективы развития территории
  • Аватар
    Гость
    Понедельник , 12 апр. в 22:51
    0
    Ответить

    Уважаемый Иван Федорович, поздравляем Вас с Юбилеем и с Наступающим Днем Победы!!!! Здоровья Вам !

Обсудить

Аватар