Что такое малая родина?

  • Понедельник, 18 декабря, 12:12
  • сomment 1
  • view 703

Роман Владимирович Багдасаров родился в 1967 году в Дедовске. Закончил Московский государственный историко-архивный институт (РГГУ) в 1992, затем — аспирантуру Института этнологии и антропологии РАН (1996). Впервые опубликовал и прокомментировал летопись скита Оптиной пустыни, келейные записки старца Варсонофия (Плиханкова), перевод фрагментов богословского трактата «Толковая Палея» (ветхозаветная экзегеза), ряд других текстов по православному богословию, истории Православной российской церкви. Изучал княжеские эмблемы, звериную, геометрическую, храмовую символику. Автор книг и фундаментальных работ, среди которых «За порогом», «От альфы до омеги русского Центавра» (символика строителей средневековой Руси), «Мистика огненного креста» (1-2 изд.: «Свастика: священный символ»), «Мистика русского православия», «Творцы священной истории», «Неуместные боги» (почитание «эллинских философов» в православии), «Движения души: Рисованные листы русских старообрядцев, XIX век».

– Малая родина. Что это такое? Какое определение можно дать этому понятию? За счёт чего тему малой родины можно сделать актуальной для развития той или иной местности?

Существует множество определений так называемой малой родины. Если поискать в интернете, то всплывает уйма трогательных текстов. Но попробуем быть точными. Родина это буквально место рождения. Поэтому в строгом смысле слова настоящей родиной является именно «малая». Она не только воображается человеком, но доступна в непосредственном, телесном восприятии. Потому что «большая родина» в гораздо большей степени, чем «малая» является проекцией, воображением, фикцией.

Что такое «большая» родина? Это родная страна, гражданами которой мы являемся, иными словами, отечество. Чтобы понять, что это именно так, сравним два понятия: страна гражданства и страна рождения. Дочь российского дипломата родилась в Бельгии, это её страна рождения, но не страна гражданства. Конкретное место (допустим, Брюссель), где это произошло, является её малой родиной, но большой родиной, страной гражданства, остаётся Россия, пусть она там никогда не была. Дочь дипломата подавилась незаконно произведённой в Брюсселе фуа-гра (в бельгийской столице это лакомство запрещено к производству) и скончалась прямо там в шестилетнем возрасте, так и не добравшись до России. Всё равно Бельгия не станет её «большой» родиной, хотя «малой» навсегда останется Брюссель.

Чем больше по размеру «большая» родина, тем больше она нуждается в нашем воображении. Если взять княжества Лихтенштейн и Монако, то для их подданных страны нуждаются в воображении минимально. Без особого напряжения граждане Монако могут обойти свою «большую» родину или объехать её на велосипеде. Иная ситуация во Франции или Италии, не говоря об Индии или Канаде. Абсолютное большинство наших соотечественников не посетили даже всех населённых пунктов РФ, не говоря о её морях и тундрах. Однако никто из российских граждан, никогда в жизни не видевших свою «большую» родину в полном объёме, не сомневается, что все эти невиданные пространства и неизведанные недра принадлежат им, согласно Конституции.

По контрасту с этим малая родина является телесно-материальной родиной человека. Здесь он родился – в совершенно конкретном месте, которое находится в точных географических координатах, с определёнными атмосферными, геофизическими, биологическими, демографическими, историческими параметрами. Человек рождается в определённой среде на планете Земля, в единственной точке на карте.

Это событие носит ничем не отменяемый, ничем не устранимый телесный, материальный, биологический, психофизический характер. Куда бы человек потом ни уехал, куда бы его ни занесла нелёгкая, хоть на другой край света, – он всегда будет знать, что родился в конкретном месте. И это будет считаться его малой родиной, независимо от того, хочет он того или не хочет. Он её не выбирал. Так получилось. Это фатальная, уникальная черта биографии.

Сколько бы «больших» родин не поменял за свою жизнь человек (ведь гражданство можно изменить), «малая» – останется единственной. Если человек уехал в другой край, рано или поздно ему делается интересно: а что это было за место, где я родился, что там сейчас происходит? Я не говорю про людей, которые так и остались здесь жить. Они естественным образом получают информацию, и у них несколько иное отношение. Я сознательно привожу крайний случай, когда даже тот, кто покинул малую родину в младенчестве, всё равно через 15, 20, 30 лет задаст себе этот вопрос, если он нормальный человек…

– Чем это можно подтвердить научно?

Это можно доказать статистически, если мы проинтервьюируем сотню пользователей социальных сетей и зададим им два вопроса: «Где вы родились?» и «Как часто вы об этом вспоминаете?». Они всегда точно укажут, где родились. На второй вопрос они ответят, что помнят об этом постоянно либо вспоминают периодически. Вряд ли может быть другой ответ на этот вопрос у граждан РФ, в паспорте которых существует 5 графа - «место рождения».

Если продолжить расспросы, то они, как правило, дадут некую характеристику своему месту рождения. Очевидно, что оно занимает постоянное место в сознании человека. Более того, можно сказать, у каждого существует образ малой родины. Этот образ может носить сугубо личный характер и не слишком соотноситься с медиасферой, но чаще всего на личное впечатление будет накладываться разделяемая другими интерпретация: «Я родился на Камчатке, там, где гейзеры, знаешь?» Как бы ни была мала родина, она всегда будет так или иначе отражаться в медиасфере. И к этому отражению будут обращаться как те, кто имеет о ней непосредственное знание, так и те, кто интересуется этим местом со стороны.

Вот почему образ малой родины очень важен. Мы не можем предугадать, кто будет к нему обращаться. Запрос может прийти с другого континента. Поэтому люди, которые отвечают за брендирование того или иного региона, города, округа, должны задуматься о том, как создать постоянно действующий, представленный в медиасфере – не говоря о самом ландшафте – образ малой родины. На тех людей, которые живут непосредственно в этом месте, его медиаобраз тоже будет оказывать влияние, тем более - на тех, кого здесь нет физически, но кто желает с этим образом ознакомиться.

– Тема малой родины в данном случае биологически обусловлена. Это очень напоминает концепцию геодетерминизма.

Эта концепция верна в той части, которая учитывает важность географических условий для протекания любого социального процесса, и перестаёт быть верной, когда абсолютизирует географический фактор.

Является ли малая родина одним из универсальных, биологически обусловленных факторов, характеристик для формирования в том числе человеческой идентичности?

Это больше, чем идентичность, это физиологическая данность и это юридически значимая информация, персональные данные. Идентичность может меняться как угодно. А вот место вашего рождения не поменяется, так же, как группа крови. Это факт, который мы никак не можем устранить, точно так же, как факт происхождения от определённых родителей, как конкретную комбинацию генов, которая привела к появлению той или иной особи, конкретное время, когда появился человек на свет. Эти вещи являются фактами. И это не просто идентичность. Человек говорит: я байкер – это моя идентичность, и я ставлю на первое место не тот факт, что я гражданин России или я болею за «Спартак», а свою любовь к мотоциклам; но завтра у меня сломались ноги, и я понял, что моя идентичность – фотограф, и настолько увлёкся фотографией, что первой идентичностью стало фотодело.

А затем уже следует отношение к фактам, с ним можно и нужно работать, развивать его. Идентичность человека, о которой Вы говорите, формирует не столько сам факт, сколько отношение к нему. Факт – малая родина, идентичность меняется.

Человек, который родился в определённом месте, будет ли он при воспоминании о нём морщиться или вспоминать о нём с теплотой? Например, ребёнок родился в концлагере Равенсбрюк, случалось ведь такое. Естественно, при воспоминании об этом ему становится нехорошо. С одной стороны, хорошо, что родился, что дали ему родиться. С другой стороны, это произошло в Равенсбрюке, месте страдания тысяч людей…

Любое место, если оно развивается, – там интересно жить и туда интересно приезжать, у человека будут положительные ассоциации с этим местом. А если из этого места все бегут, там всё приходит в запустение – человек, конечно, будет помнить о том, что там родился, но будет вынужден ради сохранения здоровой психики от этого факта внутренне дистанцироваться. Он не захочет отождествлять себя с негативной репутацией места. Такой человек скажет: «Да, я родился там, но...» После этого он обязательно скажет «но».

Вот почему важно, чтобы человек, когда он произносит фразу: «Я родился в городском округе Истра…», после не говорил «но». А стал бы, допустим, рассказывать о своей малой родине. И вот для того чтобы он мог правильно о нём рассказать, у человека в голове должен быть образ своего места рождения.

Такой образ не появится сам по себе, над его созданием и продвижением нужно много работать. Чтобы любой человек, который даже никогда не был в истринских краях, но слышал о них отзывы и запомнил обрывки информации (из интернета, ТВ, газет), – он бы мог стать ретранслятором позитивной информации об округе.

Беседовал Константин Косенков.

Фото Андрея Маруденко.

Поделитесь историей

Нововведения российского законодательства, вступающие в силу в 2018 году Московско-Виндавская железная дорога

Комментарии (1)

Написать комментарий

  • author
    tunoshna

    "Дочь дипломата подавилась незаконно произведённой в Брюсселе фуа-гра (в бельгийской столице это лакомство запрещено к производству) и скончалась прямо там в шестилетнем возрасте, так и не добравшись до России. Всё равно Бельгия не станет её «большой» родиной, хотя «малой» навсегда останется Брюссель". Это посильнее "Фауста" Гёте. Мощная иллюстрация... Думаю, многие теперь навсегда уразумеют, чем малая родина от большой отличается.

    Понедельник, 18 дек. в 19:22 Ответить

Написать комментарий


Гость